Цитаты из книг

Целуй уже… И только попробуй не отдать мне всё, что задолжал за эти недели! Я про супружеский долг, если ты не понял, причем, учти, что там и проценты набежали!
Боже… какие мышцы… ступайте, пока мой радикулит не пошел на конфликте маразмом…
потрясающей красоты мужчина, высоченный, с тонкими чертами лица, высоким лбом, изящными руками и убийственного обаяния глазами. И шансов нет, особенно с моими вторичными половыми признаками. Но на него можно обожающе смотреть и это как любоваться Ниагарским водопадом, цветением сакуры или извержением вулкана — красиво, но в дом не надо.
Новая волна заболеваний поражает всех без разбора. Исследования показали, вирус мутировал и… вакцина не действует. Власти бессильны перед новой бедой
Все мероприятия, предпринятые правительством, снизили заболеваемость в рекордные сроки, расчистили улицы городов, наладили привычную жизнь, и впервые за этот месяц в умах людей зародилась надежда на счастливый исход.
По требованиям городских властей в городе объявили карантин, впрочем, как и по всей стране. Закрыли все детские учреждения, развлекательные и спортивные центры. Закрыли всё, кроме продуктовых магазинов и компаний, их снабжающих. Поэтому наша тоже работала, так же как больницы и, как это ни страшно звучит, крематории.

Крематории – единственное место, которое за последние две недели работало без перерывов и на грани того, чтобы захлебнуться в поступающих к ним трупах. Двадцать процентов населения, и это только по предварительным подсчетам. Многие потеряли своих близких и любимых, а часто погибали целыми семьями.
Если ништяки всем раздавать просто так — это уже будут не ништяки а подачки. Подачкой можно унизить и разжечь ненависть.
Вкалывай на благо себя и клана, воюй за своих и за клан, не трепись о делах клана. И если за тобой не будет никаких "грехов", то со временем всё, что имеет клан, будешь иметь и ты.
Вот распереживались… А я всего-то пожелала, чтобы на них снизошло озарение. То, которое случается утром после вечернего переосмысления своей жизни. Когда ее хорошенько переосмыслишь, раскрашивая попутно в белые, красные, сухие, полусладкие и игристые тона, утром приходит оно — озарение. Правда, в простонародье его называют похмельем и головной болью.
Корона – только с виду красивое украшение, а на деле – это те же кандалы, которые с меня может снять только сама смерть.
Оказывается, не нужно иметь сильные руки, чтобы убивать родных. Хватит и гнилой души.